Celebrity Gossip ★ Hollywood style

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Celebrity Gossip ★ Hollywood style » Архив ненужных тем` » Квест#1 "Ночь страха" \\game zona


Квест#1 "Ночь страха" \\game zona

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Игра по сюжету "Ночь страха"

0

2

Съемки закончились поздно, что не было новинкой как для актерского состава, так и для съемочного. Все просто дружно разбредались по углам своих гримерных комнат. Кунис делила одну гримерную с Одетт Юстман. В общем-то, они делили на пару и съемочную площадку. Это было очень мило, почти необычно, приятно сниматься со своим лучшим другом. Она веселая, милая, всегда готовая поддержать и прийти на помощь. Но в последнее время, как в желтой прессе, так и в особо элитных кругах постепенно появлялись совершенно нелепые слухи. Говорили, что Одетт приносит с собой несчастья. Девушка-беда – так ее называли за глаза, пока лишь лукаво, с мягким оттенком интонаций. Стоило брюнетке появиться на съемочной площадке, как начинали пропадать работники, статисты и даже известные актеры!.. Например, пару месяцев назад пропала без вести Эмбер Херд. Сначала было довольно тихо, а потом, поднялась жуткая суматоха. Мила категорично не верила суеверной ерунде, которой люди окутывали Юстман. На серийного убийцу она точно не похожа, и даже на девушку, притягивающую несчастья одно за другим… За эту неделю, которую они провели вместе и за все те дни, которые проводили в обществе друг друга до начала съемок – ничего не происходило. Ни-че-го странного и не поддающегося объяснению. Вегас не в счет.
Кунис открыла дверь гримерной. Вдруг замигал свет в коридоре, девушка остановилась, застыв на месте. Странное напряжение не давало пошевелиться, а секунды тянулись невероятно медленно, от чего казалось, что прошла вечность, пока она смогла пошевелить хоть пальцем. Свет снова мигнул. Чертова проводка. Милена резко оглянулась, но ничего интересного ее глаза не нащупали в полумраке студийного коридора. Дивясь своей небывалой пугливости, девушка, наконец, вошла внутрь. Одетт задерживалась, обсуждала какие-то детали с их талантливым и совершенно сумасшедшим сценаристом. Мила знала, кто он такой, знала, насколько он уважаем и востребован, но все время забывала его имя… От чего даже стыдно становилось. Вот и сейчас, мужчина буквально вертелся на языке, но не более того. Никаких здравых мыслей и просветлений.
- Ну что мне с вами делать, мистер Мартин?.. Смит, Грегори, Митчел. А может, Аль Почино? - А что, очень похож. Разве что, без бородки и немного толстоват… Она обещала вернуться пораньше, но явно запаздывала. Прямо сейчас должен подать голос мобильны телефон. А вот и он, собственной персоной. Только эта маленькая персона предварительно умудрилась забраться в самый неизвестный угол комнаты, и теперь радостно позвякивала оттуда милой песенкой про мистера «Дрему». Кунис старательно подключала к поискам интуицию, слух, острый взгляд и индуктивные способности, но все тщетно. Постепенно девушка даже начала подпевать своему мобильному, как наконец рука наткнулась на его гладкий корпус, спокойно «подремывающий» на заваленном всем, чем только было можно завалить стол, небольшом кофейном столике у дивана. Но ответить она так и не успела, видимо, у звонившего было намного меньше терпения, чем у ищущей Кунис. 
- Ну что же ты так… - Одной рукой набирает смс о своем скором и незамедлительном выходе и, конечно же, еще более стремительном возвращении домой, другой что-то складывает в сумку. Завтра выходной, как объявил их дорогой режиссер и хороший друг самой Милы перед тем, как скрыться из виду по каким-то особенно важным делам. Кажется, что-то Милена должна была еще сделать… Ах, точно. В голову Кунис приходит очередная шалость. Помадой пишет на зеркале: «Позвони Мюррею», оставив едва заметный поцелуй. Послание предназначено Юстман, конечно же. Довольная своим импровизированным художеством, Кунис лезет за телефоном, в сумку, так как бедняга снова начинает свое слегка усыпляющее вещание. Неожиданно свет погас совсем, Мила успела лишь прохрипеть в трубку «Алло».
- Ну, здрааасте… - Мила не была трусихой, просто не любила находиться в темноте еще и в одиночестве. Послышался шорох. – Кто здесь?.. – В трубке какие-то помехи, в темноте яркий свет экрана ослеплял. Нажав кнопку отбоя, девушка недоуменно подняла над головой мобильный. – Одетт? – Тишина… Кровь в такие моменты стынет в жилах, как будто съемки вампирского экшена продолжаются. Ничего не видно. Что же, придется пробираться к выходу на ощупь?
Стоило ей сделать первый шаг, как все лампочки в комнате поднатужились и вспыхнули ярким светом. Кунис прикрыла глаза рукой, едва различая впереди почти незнакомую фигуру.
- Что вообще происходит?!

+3

3

Шаги гулким эхом отдавалась в стенах коридора. Съемки закончились уже около получаса назад, и большинство работников уже успели разбрестись каждый по своим углам, а кто – то и вовсе уехать домой, к семье. И поэтому пока молодой человек медленно шагал по зданию, приближаясь к гримеркам актеров, он не встретил ни единой души. Это только радовало, и, завернув в какую – то небольшую каморку, блондин не смог сдержать едва заметной ухмылки. Пока все шло совершенно идеально… Впрочем, когда это у него что – то не получалось?
Джерри переступил порог ведущий в небольшой коридорчик перед помещениями гримерных и, сделав еще пару шагов, замер на месте. Он прекрасно видел в темноте, и теперь пристально наблюдал за стройным женским силуэтом в нескольких шагах от него. Но стоило только чуть напрячься и обратить свою энергию совершенно в другую сторону, как несколько ламп в коридоре вспыхнули ярким светом. Джерри совершенно не дрогнул, но девушка впереди резко прикрыла глаза рукой, чем вызвала у молодого человека еще одну язвительную усмешку.
Молодой человек как-то лениво разглядывал ту, которую знал так хорошо и в тоже время так мало. Именно эта девушка в каком – то смысле заставила его переехать в соседнюю с ней квартиру. Именно ради нее он вообще объявился в этом городе. Банально? Вполне возможно подумаете вы. Наверное… Но Джерри так старательно приближался к ней вовсе не для того, чтобы носить на руках и петь серенады о любви. Впрочем… об этом позже.
Еще один небольшой, неслышный шаг в сторону Милены. Джерри смотрел на эту девушку так пристально, будто собираясь запомнить ее на всю открывшуюся перед ней вечность. Темные, чуть вьющиеся локоны каскадом ниспадали на плечи, покрытые тонким, почти прозрачным материалом шелковой блузки. Глаза у Милены тоже были темными  – совсем непохожими на льдисто - голубые озера Джерри. Озера, на дне которых бушевало пламя.
  Джерри сделал еще несколько шагов и оказался практически рядом с девушкой. Милена, наконец, почувствовала его присутствие и резко обернувшись, уперлась прямо в его грудь. 
- Что вообще происходит?! – ее требовательный голос слегка дрожал и это не могло ускользнуть от блондина, чувства которого были обострены до предела. Не удостоив девушку своим ответом, он лишь громко рассмеялся, запрокинув голову назад.
Он чувствовал силу в каждой клеточке своего тела. Он прекрасно осознавал, что стоит ему только захотеть, и он разорвет любого, кто сейчас встанет у него на пути. Просто так – голыми руками. Просто так – потому что захотел этого. И нет в целом мире никого, кто бы смог его остановить. Почему-то это рассмешило мужчину еще больше. Он все продолжал смеяться, с каждым мгновением все более проникаясь мыслью и наслаждением того, как дрожит сейчас перед ним его…жертва.
Вновь взглянув на девушку, Джерри заметил, как она отшатнулась от него, пытаясь нащупать какой – нибудь предмет, но споткнувшись, едва удержалась на ногах от того, чтобы не завалиться на кафельный пол. Она кажется хотела обернуться, чтобы посмотреть дорогу назад, но Джерри лишь снова усмехнулся, метнув на нее свой пристальный взгляд, и девушка была просто не в силах отвести взгляда от пылающих синим огнем глаз мужчины.
- Ничего… Просто думаю я последний, кого ты увидишь в этой жизни – сделав акцент на  слово "этой", мужчина произносил эти слова голосом, который звучал ниже, чем обычно. В нем появились хрипловатые нотки и какой-то странный перелив – то ли шипение, то ли мурлыканье. Чуть подавшись вперед Джерри обхватил Милену за талию и резко притянул к себе. Чуть приподнявшаяся верхняя губа обнажила зубы, но девушка, все еще не отрывающая взгляда от его глаз, не заметила стремительно удлиняющихся клыков.
Резким движением свободной руки он с нечеловеческой силой в мгновение ока разрывал воротник шелковой рубашки. Клочки дорогого материала еще не успели рассыпаться по полу белоснежными хлопьями, когда мужчина вонзил свои зубы в беззащитную шею. Потеряв связь с гипнотическим взглядом, Милена дернулась в его объятиях, но было уже поздно: жизнь вместе с кровью стремительно покидала ее тело.
Джерри пил жадно, большими глотками, и вскоре тело в его руках стало тяжело опадать. Еще немного и все… - промелькнула в голове мысль, и блондин нехотя отстранился от шеи своей жертвы. Его пальцы тут же обхватили запястье Милы и нащупали едва ощутимый, нитевидный пульс. Но он был. И значит в бездыханном на первый взгляд теле все еще теплился огонек жизни, который так легко затушить. Облизнув окровавленные губы, мужчина снова усмехнулся, наблюдая за тем, как быстро намокает и окрашивается ее белоснежная блузка в кроваво – красный цвет, и тяжелые капли падают и со звоном разбиваются о кафельный пол коридора на тысячи мелких частичек. Ее смерть… Нет, это не входило в его планы… пока. Но и оставлять девушку здесь так же было довольно глупой идеей. Поэтому, поразмыслив пару секунд, блондин подхватил ее на руки и быстрым шагом скрылся в темноте коридора, свет в котором снова принялся подозрительно мигать.

+4

4

Яркий свет софитов, вспышки сотен камер, регулярные съемки… Голливуд. Кто не мечтает о нем? Кто не желает хотя бы на день или две пробраться на эту кухню мирового кинематографа и сотворить здесь свой шедевр? Об этом мечтают тысячи, миллионы. Но дозволено здесь быть не всем. Успех и удача – вещи какого-то ручного, а оттого и единичного производства. Нельзя просто захотеть и стать  частью этого мира. Но так часто эта участь достается тем, кто и не мечтал об этом. Та же Одетт… Девушка, которая никогда в жизни и не собиралась становиться актрисой – и вдруг стала тем самым центром всеобщего внимания. О ней говорят, о ней пишут, о ней снимают какие-то репортажи, ее всюду приглашают. Создают слухи и сплетни, которые делают и нее знаменитость. И делают весьма удачно. Предложения сыпятся со всех сторон, одно лучше другого. И что делать? Не разорваться же. Выбирать. Снова и снова. И с каждым разом уже забывать о том, что когда-то ты поклялась себе не приближаться к Голливуду ближе, чем на десять километров.

Быть влеченной своей новой жизнью и не замечать тех, кто существует вокруг тебя. Ту жизнь, частью которой она могла бы стать. Зачем? Она же звезда. Такая яркая и ослепительная. Зачем размениваться на искусственные фонари, которые можно создать в одночасье и точно так же затушить? Нотка эгоизма и первые признаки звездной болезни. Без этого жизнь не жизнь, путь и не у всех. С этим так привычно жить, и вскоре это становится тебе необходимым. Юстман жила и капризничала, работала и работала. Не стремилась обращать внимание на все то, что есть около нее. Вокруг нее. И лучше бы она этого не делала… Лучше бы снова упивалась работой и ныряла в нее с головой, лишь изредка давая себе легкую возможность отхватить глоток воздуха.

Стоило ей только отбросить все условности и приблизиться «к народу», стоило только вникнуть во что-то… И сразу появился какой-то страх. Одетт не отличалась суеверностью, но ведь это уже было больше похоже на закономерность? Ей не казалось, это так и было. И пусть никто упорно не хотел в это верить, списывая на то, что это всего лишь ее усталость и глупые предрассудки. И сколько она пыталась доказать всем, что все не так? Как может казаться, что пропадают люди? Как может казаться, что пропадают именно те люди, с которыми она когда-либо была связана? Это не может казаться. Это может только быть. И как жаль, что это было реальностью. Раньше это были такие единичные и нелепые случаи. Но с каждым днем, с каждой неделей это прогрессировало. На последней недели пропало трое людей. И уже стоило бы устроить панику. Но опасение того, что вместо того, чтобы отправиться на розыск пропавших, ее просто упекут в клинику для умалишенных…  Это заставляло отступиться от идеи с паникой и криками «Давайте что-то делать!». Сегодня съемки уже закончились, и Юстман хотела как можно быстрее отправиться в гримерку, чтобы обсудить кое-что с Милой, с которой собственно и делила ту самую гримерку, но ее задержали. Естественно, другого времени не нашлось, чтобы пошутить над ней расспросами о том, кто пропал же сегодня. Пыталась объяснить, что ей надо торопиться – тщетно. Странное чувство в груди, которое так и несло ее ноги к гримерке, слегка пугало Одетт. Как тут не испугаешься, когда происходит черт знает что, а замечаешь это только ты? Еле распрощавшись со съемочной группой, которая практически вся решила разъехаться по домам, Юстман спокойно побрела к гримерной.

Тишина. Пустота. Темнота. Последнее девушке совсем не нравилось. То ли в силу всех ее подозрений, то ли в силу того, что последний фильм о вампирах заставлял быть суеверной и не доверять темноте.  Неважно, главное. Ей было чертовски неуютно. И хотелось как можно скорее найти и Милу, и свет. Неуверенные и необычайно тихие шаги по коридору и попытка вглядеться в темноту, вслушаться в нее, слиться с ней. Глупость. Она забивала этим фильмом свою голову, а теперь чувствовала себя совершенно не в своей тарелке. Она не любила чувство дежавю. А оно так и витало в воздухе. И  создавало напряжение, при котором даже дышать было совершенно невозможно.  Делает вздох, останавливается, резко оборачивается на едва уловимый шорох. Видит темную фигуру. Замирает. Спустя мгновение понимает, что фигуре и дела нет до нее. Снимает туфли и осторожно, на цыпочках двигается ближе. Дурочка, ей бы бежать как можно дальше и как можно быстрее. А она сама идет в подготовленную ловушку.  Прислоняется к стене, вглядывается в эту мигающую темноту, видит что у этого некто на руках… Мила? Сердце замирает, крик так и рвется наружу. Она прикрывает рот ладонью, как можно сильнее. Лишь бы ни звука не сорвалось с ее губ. Этого не может быть. Что это? Кто это? Зачем это? И почему… Мила? Она ждет, когда фигура с Милой на руках исчезнет, со всей силы бежит к  тому месту, где сейчас  был этот кто-то, опускается  корточки, пытаясь разглядеть что-то странное на полу, касается этого своими пальчиками. Какая-то жидкость. Она приближает их к своем лицу и пытается разглядеть. Мерцание в темноте хоть и нервирует, но помогает ей разобраться в том, чем испачканы ее руки. Кровь. Она испуганно всхлипывает и мчится  в гримерную, захлопывая за собой дверь и закрывая ее на все замки, и находит ужасный беспорядок. Сердце екает, а в голове возникают самые странные мысли. А вдруг… А если весь их сценарий не вымысел и не миф? Вдруг, все страшилки – это реальность? И если то, что ей показалось, если то, о чем она подумала – это правда?  А ели это все действительность и… Ей нельзя здесь оставаться. А если эта фигура вернется? В панике хватает свои вещи, свою сумку и, забывая надеть туфли, со всех ног бежит к Тревино. А к кому же еще? Он единственный, кто сможет ее сейчас успокоить и вселить хоть какую-то надежду. Он тот, кто не будет высмеивать ее в отличие от большей части всей съемочной группы, он тот, кто естественно ей поможет. Разве нет? По крайней мере, Одетт была лучшего, самого лучшего мнения о Майкле.

Находит Майкла, пусть и не так скоро, как ей бы того хотелось. Ни говоря ни слова бросается к парню и испуганно о чем-то твердит, веря, что он сможет уберечь ее от всего этого. А может, он сумеет развеять ее догадки? А может он скажет, что это все розыгрыш и той фигурой был он, а Мила сейчас спряталась с букетом цветов в шкафу и только и ждет команды, чтобы выпасть из него и завопить «Мы тебя разыграли!»
- Там.. Майкл, там… Мила, там… - она не стала сразу выкладывать все свои опасения про вампира, иначе ее вконец засмеют. Это и правда смешно до отвращения. – Я видела, ее кто-то держал на руках, на полу кровь… В гримерке беспорядок, а она сама… У него на руках, она выглядела не лучше покойника, Тревино! – испуганно тараторила Юстман, не выпуская из своих цепких объятий парня. – Он так странно склонился над ней… А если он... Самый настоящий вампир?– Одетт поджала губы, подняла голову и испуганно посмотрела на  Тревино. - Я боюсь.. Я… Это все из-за меня, это все я виновата. Все пропадают, и всему виной лишь я, - еле слышно пробормотала она, давая волю своим слезам.

+4


Вы здесь » Celebrity Gossip ★ Hollywood style » Архив ненужных тем` » Квест#1 "Ночь страха" \\game zona